понедельник, 29 февраля 2016 г.

Укрощение дорожных лихачей по-тибетски




Я бы не сказал, что китайцы – эталон аккуратности и законопослушания, но надзирать за порядком они любят – обожают ловить нарушителей, дотошно проверять документы и расстреливать за коррупцию. Дошли руки и до лихачей на новых тибетских дорогах. Сегодня мы узнали про хитрый тибетский метод…



Такла-Макан – Тибет плюс Кайлас

Путешествие  через пустыню Такла-Макан, хребет Кунь-Лунь и Тибетское нагорье к горе Кайлас в дневниковых записях, фотографиях и «картинах маслом»




4 мая.  
    Китайская культурная революция, смерчем пронесшаяся по всей стране во второй половине ХХ века, нанесла серьезные повреждения и на Крыше мира (так называют Тибет). Большая часть старых храмов и монастырей была разрушена хунвейбинами, уничтожены многие буддистские реликвии и святыни.  Ураган стих, но осадки продолжаются, и к  сегодняшнему дню Крыша мира уже сильно «протекла». Тибетская самобытность последовательно размывается. «Мокро» повсюду –  «потеки» китайской эстетики видны на стенах городских зданий и в их интерьерах, изобилуют на прилавках магазинов, заметны в одеждах людей… А вслед за китайской «сыростью» и европейские ценности уже просачиваются в Тибет.


    Завтрак в гостиничном ресторане подавался по принципу шведского стола. Но к счастью из меню не исчезла традиционная тибетская цампа – ячменная мука, взбитая на воде до сметанообразного состояния. Несмотря на крайнюю простоту блюда, оно удивительно приятно по вкусу.

1. Интерьер тибетской гостиницы наводнен китайскими мотивами 



2. А так отель выглядит снаружи


   Не было еще восьми утра, когда мы выехали из города Шигодзе. До Лхасы осталось пол дня пути.

   На выезде из Шиходзе мы заехали на автозаправку, по пути я сделал несколько снимков

3.


4. Ученики идут в школу


5.


6.


7. Буддистский дворец на окраине Шигодзе


8. Рядом с дворцом на высокой верхушке горы находится какое-то священное место, куда проложена крутая тропа со ступенями и ограждением


    Отличная погода и местность интересная, но уже слишком урбанизированная – столбы, гирлянды проводов. Ощущение тибетской дикости постепенно исчезает.

    Новая асфальтированная дорога проложена вдоль р. Брахмапутры

9.


10. Саженцы тополей


11. Придорожное селение


12. Маленькая деревня на берегу Брахмапутры. На верхней террасе стоит тибетский монастырь, а выше на склоне обозначены гирляндами лент местные буддистские святыни


13.


14. Небольшое, засеянное поле, скрупулезно укрытые  защитной пленкой рядки



    Через какое-то время, вслед за рекой дорога заходит в тесное ущелье и так же по змеиному начинает извиваться. Этот участок  считается опасным, здесь установлен определенный , за которым дорожная полиция следит за следит весьма остроумным способом.

15.



16. Дорога над обрывом



Водитель остановил автобус возле спец пункта, и получил талон, с отметкой о времени выдачи, а электронная система зафиксировала этот момент.  Это пункт А контрольного участка. Где-то дальше, километров эдак через сто находится пункт Б, где талон нужно сдать, и инспектор установит среднюю скорость, с какой мы проехали данный отрезок пути. И эта скорость не должна превышать 50 км/час. Если быстрее – ­ готовь юани на штраф.
Но шофёры редко отличаются послушанием и вечно норовят обмануть блюстителей порядка. И наш водитель тоже не дурак, чтобы тащиться как на телеге со старой клячей. В интервале между А и Б контроля нет, то есть, зная точно где находится пункт Б, можешь безбоязненно разгоняться хоть до 200 км/час.  Главное правильно рассчитать время прибытия, чтобы в конце дистанции нарочно потянуть резину.  Вроде как и смысл отсутствует так рисковать, но замечено, что шофёры азартные люди. И к тому же наш водитель помнил, где установлен пост Б,  ведь он тут ехал всего неделю назад.
Так наш шэф и поступил: прикинул, что норма времени от А до Б два часа и повел автобус с удобной для себя скоростью (намного быстрее средней, конечно).  А примерно через час остановился у придорожного кафе, чтобы переждать. Здесь крошечная деревня на краю очень глубокого  ущелья.  Внизу течет Брахмамутра с водой зеленого цвета. Из бокового ущелья, с гор, по  крутому склону с бешеной скоростью водопада несется ручей, закованный в бетонный канал. Оборудована площадка для отдыха со скамейками. На часах 11:30. Как раз пора размяться, подышать воздухом и перекусить.

18.


19. Подвесной мост через Брахмапутру



 20. Мое внимание привлекли орнаменты на окнах и дверях


21.



   Через пол часа водитель решил, что простояли мы достаточно долго, и пора ехать. Да уж, китайские шоферы – те еще плуты. Хитрее их только китайские полицейские. Только мы по команде сели в автобус и продолжили путь, как через пять минут пришлось неожиданно останавливаться и предъявлять скоростной талон. Оказывается, контролеры перетащили финишный пункт ближе километров на тридцать. Короче, в итоге наш водитель проиграл в полицейском казино сотню юаней.

22. Небольшое селение высоко на склоне горы


    Долина Брахмапутры (Цангпо) расширилась, появились деревья, иногда целые рощицы тополей.  Ощущение близости тибетской столицы нарастает стремительно. Все чаще мелькают деревни, все больше ячменных полей, богаче и красивее выглядят строения, сложнее их архитектура, изысканнее орнаменты, особенно нарядны ворота в каждом дворе – украшения любого дома.

23.


24.



      В пригороде Лхасы вдоль трассы и до горизонта раскинулись тепличные плантации, а на дорожных обочинах с лотков торгуют арбузами.. Высота местности здесь 3600 м над уровнем моря. Местность, сами понимаете, какая суровая, климат  не субтропический, и даже не умеренный, и сезон, как говорится, «не май месяц», хотя фактически уже первые числа мая. И нате вам, будьте любезны, покушайте местных арбузов! Они хоть и мелкие, но зато много. Кто бы после этого сомневался, что «и на Марсе будут яблони цвести» (с), если там китайцев поселить!?


    В 13:30 мы въезжаем в Лхасу. С первого взгляда понятно, что город просто огромный. Хотя, возможно, это нам просто кажется после месяца практически полного безлюдья. В столице Тибета официально проживает около полумиллиона человек. Нигде не узнаешь, какой процент из них военные, но множество одетых в форму китайцев – это первое, что бросилось в глаза. Постовые солдаты при параде торчат на каждом перекрестке. Мы въезжаем на широкий центральный проспект...

25.


... но неожиданно все машины останавливаются, движение перекрыто. Навстречу идет автомобильная военная колонна. Она настолько длинная, что кажется бесконечной. Это выглядит, как всеобщая эвакуация или отправка на войну, хотя на самом деле рядовая передислокация, обычный  учебный выезд.  Потрясенные, мы долго ждем, когда закончится этот большой парад.

   В начале третьего автобус доставил нас в гостиницу «Sunrise».

26. Вид из окон гостиницы



   Отель находится не слишком далеко от центра города, но чтобы добраться в самое сердце Лхасы, мы наняли три машины (по 12- 15 юаней). Таксисты не совсем поняв задачу, увезли нас на главную улицу, но в разные ее концы, и нам пришлось затем потратить время, чтобы найти друг друга и объединиться.

27.


28.


29.


30.


31.


32.


33.


34.


35.


36. Сувенирный магазин


37.


38.



   То, что мы увидели в центре Лхасы, двумя словами не опишешь, но можно охарактеризовать шестью словами: людно, ярко, нарядно, экзотично, театрально и празднично. И еще одно уместное определение: «милитаризировано». Надо учесть, что мы оказались в Лхасе всего через год вскоре после подавления массовых антикитайских протестов 2008 г. Паутина улочек и  торговых рядов, по которым то и дело маршевым строем проходят солдатские роты, а на каждом перекрестке стоят на посту автоматчики, гарантирующие порядок и безопасность. Смена караульных под зонтиками происходит в торжественной форме, как на посту у нашего Мавзолея,  что по задумке военных это должно только усилить праздничную атмосферу.

39.


40.


41.



    Бесчисленные торговые ряды, среди которых преобладают сувенирные магазины и аптечные лавки, торгующие дарами тибетской медицины. В аптеках продается всякое снадобье в пакетиках, сосудах и в виде подарочных наборов, упакованных в самые разные по форме цветастые коробки. В наборы включены порции каких-то трав, корней, твердых и сыпучих веществ, сушеные железы, нарезанные тонкими пластинками  рога, створки раковин…  Цена колеблется от 80 до 200 юаней, но есть и более  дорогие.


   Понятие «тибетская медицина», кажется, ни у кого не вызывает вопросов.  Но для меня это какая-то загадка. Вот, например, цитата:

    «Тибетская фармакопея на протяжение 3000 лет своего развития собрала огромное количество рецептов естественного происхождения практически от всех имеющихся недугов! Тибетские составы многокомпонентны (количество варьируется от двух до более сотни!), состоят из большого количества трав, минералов, и за счёт этого действуют комплексно…
Основная часть сырья входящего в составы имеет растительное происхождение. По данным современных тибетских докторов в Тибетской медицине описаны свойства около 2000-3000 видов лекарственных растений, из которых наиболее активно применяют 100-300 видов. Для изготовления составов используются все части - корни, стебли, листья, смола, плоды, семена. Многие растения Тибетской медицины труднодоступны, так как они произрастают в высокогорьях Тибета, Гималаев, Монгольского Хингана, Алтая, Саян.
    Также используются средства животного происхождения - в классических медицинских трактатах их описано свыше 100 различных наименований. Согласно прописям целебными свойствами обладают насекомые, моллюски, пресмыкающиеся (ящерицы, змеи), различные органы животных: рога, головной мозг, внутренние органы и железы внутренней секреции, сухожилия, кости и пр.»


    Мне совершенно непонятно, где все эти тысячи растений существуют. Мы проехали по Тибету от самых западных границ до Лхасы, и везде видели очень скудную растительность, либо полное ее отсутствие. Тем более, если говорить про каких-то моллюсков и пресмыкающихся. Жвачные животные действительно встречаются, рога копыта добыть можно. Но где берут все остальное? Разве что где-то в восточных районах Тибета, которые мы не видели?...
   Единственное, что не вызывает сомнений в местном происхождении, – кордицепс, который в Китае считается ценнейшим, чуть ли не волшебным средством.  Он продается отдельно, в  составе наборов я его что-то не заметил.
     Кордицепс (Cordiceps) –  совершенно изумительный, в полном смысле убийственный симбиоз растения с насекомым. Cordiceps – это гриб, обладающий уникальным циклом развития. Он паразитирует на гусеницах определенного вида бабочек – тонкопрядов Hepialide.
    В плодовом теле гриба созревают споры, но до поры до времени гриб абсолютно спокоен и напоминает затаившегося охотника. Но как только он чувствует приближение гусеницы (а чувствует гриб эту гусеницу за десятки метров от себя), он приходит в движение - выбрасывает споры. Споры приклеиваются к гусенице присосками. Затем они растворяют покров личинки тонкопряда и внедряются в живую ткань. Гусеница спокойно доживает до зимы, не чувствуя никаких признаков заражения. Зимой же, когда она зарывается в землю чтобы к весне стать куколкой, мицелий начинает действовать. Он прорастает в гусеницу и высасывает из нее питательные вещества, грибница заполняет тело гусеницы практически целиком и она естественно погибает. Летом из дыхательных отверстий на голове гусеницы вырастает одиночное плодовое тело кордицепса, чье основание так и остается связанным под землей с головой гусеницы телом гусеницы. Что удивительно, мицелий гриба, проросший по всему телу гусеницы, не позволяет заселяться там микробам и гусеница не разлагается - она просто до краев "набита" кордицепсом. Поэтому сросток гусеницы и гриба используют как лекарство целиком.

42.


43.


    Для многих тибетцев сбор кордицепса – важный народный промысел. Там, где встречается кордицепс, местные жители по весне  бросают все дела и семьями оправляются в горы на поиски целебных «грибо-гусениц».  Кордицепс  очень дорог, продается на граммы.  Торгуют мертвыми гусеницами и мелкие, и большие лавки.  Сотни тысяч (если не миллионы) маленьких мумий сложены в большие стеклянные сосуды, в красивые коробки и  выставлены обязательно на самом видном месте, как главный товар. Один грамм кордицепса в зависимости от качества стоит от 145 до 154 юаней (примерно $23) , а это всего две-три сушеные гусеницы. Небольшая упаковка (коробочка) стоит уже 7000 юаней больше (1000 долларов США).


     Самая известная, наиболее популярная достопримечательность города – это дворец Потала. Но фактически не он, а монастырь Джоканг  является главным местом паломничества буддистов в Лхасе. Возле монастыря идет постоянный людской круговорот. В определенные часы храмовой службы несколько десятков паломников совершают массовое поклоны перед главным входом, а в остальное время поток людей непрерывно как цепочка муравьев движется по узким улочкам, совершая кору –обход вокруг Джоканга по часовой стрелке. Большинство странников не шествуют пешком, вращая в руке молитвенные барабаны. А часть паломников движется простираниями (поклонами), отмеряя весь путь длиной своего тела, что напоминает перемещение некоторых видов гусениц.

44. Монастырь Джоканг и паломники


45.


46.


47. А это уже не паломники, а воинский отряд, следующий на смену постовых


48.


49.


50.


51. Простирания перед монастырем Джоканг


52.


53.


54.


55.


    Практика простираний требует большого психо-физического напряжения, какой-то невероятной выносливости и мотивации. Практикующие – это особые люди, для которых выполнение подобного ритуала – по сути, их профессия. Это их работа, их вера, их предназначение на Земле и источник их существования. Они живут милостыней прочих (менее отрешенных) верующих, делающих подношения. В свою очередь подающей стороне также засчитывается плюсом в карму. Иначе говоря, одни оплачивают, другие за них ползают, отрабатывают.
    Если кому-то интересно самому попробовать проползти километр или два, с удовольствием объясняю технику упражнения:

1. Перед началом простираний необходимо  породить в себе правильные устремления (правильную мотивацию) – очиститься от негативной кармы и достичь определенной цели (например: Просветления во благо всех живых существ) и читать соответствующие мантры
2. Сложив ладони в форме нераскрывшегося лотоса, практикующий должен  поднести  их к макушке головы. Затем приложить их к подбородку и сердцу.
3. Коснуться ладонями земли, затем опуститься на колени.
4. Лечь на землю, касаясь поверхности земли лбом и вытянуть руки перед собой, затем поднять их над головой и встать.
5. Повторить 100500 раз


   За жизнью, что кипит в центре Лхасы наблюдать увлекательно, это зрелище захватывает, особенно, когда видишь подобное первый раз в жизни. Одежды, лица, поведение паломников, общий антураж – все это необычно и красочно, а любой эпизод – словно кадр из фильма о загадочной, ни на что не похожей стране… Но это лишь до тех пор, пока не поймаешь взглядом очередную аляповатую вывеску с огромными китайскими иероглифами, и осознаешь, что страна все-таки сильно уж на что-то похожа…

     Любопытно было также выяснить чем кормят туристов в центре тибетской столицы. Причем с каждым часом наш интерес к этой теме усиливался, и к восьми вечера достиг своего апогея.
     Блюда в ресторане подавали по-китайски, в больших общих тарелках. Поэтому ели наперегонки, как на соревнованиях по чревоугодничеству. В итоге среди нас выявился один бесспорный победитель, абсолютный чемпион по скорости и обжорству. Но и всем остальным тоже хватило. Съели по стольку, сколько простому человеку не осилить. А когда тарелки опустели, заказали еще пару блюд на добавку.
    За ужином обсуждали идеи новых, будущих походов.  А в гостиницу пошли пешком. Оказалось, что это не так уж и далеко.