понедельник, 29 февраля 2016 г.

Крестьянские дети и крестьянский быт в фотографиях Сергея Лобовикова



Из дневника Сергея Александровича Лобовикова: "4 октября 1900 г. Мне припомнилось, как я был маленьким, как гостил у бабушки.
Она славная такая, но строгая. Помню, как она заставляла меня молиться, бывало, спать ложишься, то прежде, перед иконою с зажженною лампадочкою стоишь с ней на коленках, долго, долго молишься. Милая бабушка, сколько забот она оказывала, сколько ласки... Ляжешь бывало на полатцы (это любимая моя постель была), потушат огонь, а за окном ветер свистит, вьюга; боишься - волки наверное тут под окнами бегают, воры бы не выломали двери и не зарезали бы нас с бабушкой, и с этим уснешь..."
Уклад жизни семьи сельского священнослужителя (отец Сергея Лобовикова был дьяконом) почти не отличался от крестьянского. Многие сельские священники пахали землю, держали скот, разводили пчел. А в воскресные и праздничные дни одевали рясу и шли служить в церковь. Сергей, как старший ребенок в семье, был главным помощником матери по хозяйству, нянчил младших, а в свободное время играл со своими друзьями - деревенскими ребятами. Позднее, обосновавшись в городе, Лобовиков сделал крестьянскую жизнь главной темой своего творчества. Летом его семья снимала комнаты в селах и деревнях в окрестностях Вятки - Филейке, Скопино, Красном. Здесь, отдыхая от работы в ателье, Лобовиков весь отдавался творчеству, фотографируя крестьянских детей.







Ух, жарко!.. До полдня грибы собирали.
Вот из лесу вышли - навстречу как раз
Синеющей лентой, извилистой, длинной,
Река луговая, спрыгнули гурьбой,
И русых головок над речкой пустынной
Что белых грибов на полянке лесной!
Река огласилась и смехом и воем:
Тут драка - не драка, игра - не игра...
А солнце палит их полуденным зноем.
- Домой, ребятишки! обедать пора.-
Вернулись. У каждого полно лукошко,
А сколько рассказов! Попался косой,
Поймали ежа, заблудились немножко
И видели волка... у, страшный какой!
Ежу предлагают и мух, и козявок,
Корней молочко ему отдал свое -
Не пьет! отступились...

 


 


 



Кто ловит пиявок
На лаве, где матка колотит белье,
Кто нянчит сестренку, двухлетнюю Глашку,
Кто тащит на пожню ведерко кваску,
А тот, подвязавши под горло рубашку,
Таинственно что-то чертит по песку,
Та в лужу забилась, а эта с обновой:
Сплела себе славный венок,
Всё беленький, желтенький, бледно-лиловый
Да изредка красный цветок.
Те спят на припеке, те пляшут вприсядку.
Вот девочка ловит лукошком лошадку -
Поймала, вскочила и едет на ней.
И ей ли, под солнечным зноем рожденной
И в фартуке с поля домой принесенной,
Бояться смиренной лошадки своей?..




 


 



Грибная пора отойти не успела,
Гляди - уж чернехоньки губы у всех,
Набили оскому: черница поспела!
А там и малина, брусника, орех!
Ребяческий крик, повторяемый эхом,
С утра и до ночи гремит по лесам.
Испугана пеньем, ауканьем, смехом,
Взлетит ли тетеря, закокав птенцам,
Зайчонок ли вскочит - содом, суматоха!
Вот старый глухарь с облинялым крылом
В кусту завозился... ну, бедному плохо!
Живого в деревню тащат с торжеством...




.


.



- Довольно, Ванюша! гулял ты немало,
Пора за работу, родной! -
Но даже и труд обернется сначала
К Ванюше нарядной своей стороной:
Он видит, как поле отец удобряет,
Как в рыхлую землю бросает зерно,
Как поле потом зеленеть начинает,
Как колос растет, наливает зерно,
Готовую жатву подрежут серпами,
В снопы перевяжут, на ригу свезут,
Просушат, колотят-колотят цепами,
На мельнице смелют и хлеб испекут.
Отведает свежего хлебца ребенок
И в поле охотней бежит за отцом.
Навьют ли сенца: "Полезай, постреленок!"
Ванюша в деревню въезжает царем...




.


.


Играйте же, дети! Растите на воле!
На то вам и красное детство дано,
Чтоб вечно любить это скудное поле,
Чтоб вечно вам милым казалось оно.
Храните свое вековое наследство,
Любите свой хлеб трудовой -
И пусть обаянье поэзии детства
Проводит вас в недра землицы родной!..





Фотографии отсюда - Сергей Александрович Лобовиков